Юбиляры 2017
В каких условиях зарождались крупнейшие петербургские компании, отмечающие юбилей в 2017 году
Многоопытным путем
Юбиляры, которым исполняется 30 лет и более,
— компании, которым удалось стать незаменимыми.
Компании–юбиляры, которым в этом году исполняется 30 лет и более, — это выходцы не только из Советского Союза, но даже из Российской империи. Среди них предприятие совсем немного младше самого Петербурга — ПАО «Ижорские заводы», которое ведет историю от 1722 года — тогда по указу Петра I был начат перенос Ижорской пильной мельницы на место современных Ижорских заводов. Другой по–настоящему долгожитель — Невский завод (ЗАО «НЗЛ»), основанный в 1857 году, который руководство компании называет старейшим промышленным предприятием Петербурга и ведущим энергостроительным предприятием России.

Самые энергетичные
Из череды предприятий–долгожителей явно выделяются несколько категорий. Первая — крупные промышленные заводы. Вышеперечисленные Невский завод и Ижорские заводы, ПАО «Звезда» (1932 года основания), судостроительный завод «Северная верфь» (1912 год). Это, можно сказать, производители вечных ценностей. Во всяком случае, до тех пор, пока человечество не перешло на принципиально новые виды энергии. Например, на Невском заводе делают газовые и паровые турбины, компрессоры и нагнетатели — это оборудование поставляют металлургам, энергетикам, машиностроителям, нефтехимикам и всей нефтегазовой промышленности.

Колпинские Ижорские заводы когда–то начинали с пилки леса, а потом стали известны как изготовитель первого водо–водяного энергетического реактора — он используется на АЭС и получил широкое распространение в мире.

На заводе «Звезда» занимаются двигателе– и редукторостроением, которое, как подчеркивают в компании, «относится к отраслям, стратегически значимым для независимости государства».

Вторая категория — инфраструктурные / транспорт­ные предприятия: аэропорт Пулково (1932), СПб ГУП «Горэлектротранс» (1907). Аэропорту Пулково предшествовал аэродром, названный по имени близлежащей ж.–д. станции — Шоссейная. За долгие годы конкуренты на петербургском поле у Пулково так и не появились. Аэропорт Ржевка, построенный как военный аэродром, пассажирским хабом не стал, хотя в разное время зарубежные дискаунтеры хотели с ним работать. А после реконструкции Пулково прочно во­шло в число крупнейших аэропортов России.

«Горэлектротранс» хоть и переживает не самые легкие времена (протяженность знаменитых трамвайных путей сокращается), но тестирует троллейбусы, которые могут проехать несколько километров без проводов.

Третья категория — учреждения науки и культуры. Например, Государст­венный балет на льду, основанный в 1967 году хореографом Константином Боярским. Его ровесник — Институт геологии и геохронологии докембрия РАН. А в 1962 году был создан НИТИ им. А. П. Александрова, который проводит испытания ядерных энергетических установок.

Цена истории
С 1937 года дошли до нас Роддом на Фурштатской, который работал и в годы блокады, и фармпредприятие «Самсон–Мед», которое начиналось на территории мясоперерабатывающего завода, — там был создан цех переработки мясного сырья с целью извлечения ферментов.

Дети перестройки — строительные предприятия, им сегодня 30 лет: группа компаний «Эталон», «Выборгский строитель», строительный кооператив «ЖСК № 1260».

Кто бы мог подумать, но группа компаний «БТК» Таймураза Боллоева, крупнейший холдинг легкой промышленности России, решила вести отчет своим дням с 1907 года, когда на углу Гороховой и набережной Мойки открылся универмаг «У Красного моста» — там шили одежду на заказ и обслуживали членов семьи Романовых. Дело в том, что история тоже становится частью продукта. Ювелирный завод «Русские самоцветы» (1912) неизменно делает ставку на классику.

Чем старше юбиляр, тем более очевидна уникальность его продукта или обстоятельств развития.
Принципы не меняются
Генеральный директор группы компаний «Эталон» Вячеслав Заренков рассказал о том, как из небольшого кооператива ЛенСпецСМУ за 30 лет превратилось в одного из крупнейших застройщиков страны.
Как 30 лет назад вы решились создать компанию?
— В 1987 году я работал в тресте № 72, был начальником строительного управления. Но по ряду причин решил уйти. Для многих, наверное, покажется необычным тот факт, что я уходил в никуда, ведь так не делают, тем более что в то время было достаточно легко найти работу бетонщика, каменщика, но место начальника строительного управления — нет. Спустя какое–то время мне предложили возглавить строительную компанию при Минэлектронпроме — мы должны были строить так называемые «чистые комнаты» для изготовления и испытания микрочипов электроники. Но выяснилось, что компании как таковой не было — меня пригласили в Москву и дали испытательный срок 6 месяцев, в течение которого я и должен был организовать все с нуля. За 3–4 месяца я собрал команду, зарегистрировал компанию, и мы начали работать…

Однако наступил момент, когда заказы сверху прекратились, и наша фирма оказалась на грани закрытия. В стране росло кооперативное движение, началась приватизация, и я предложил создать ПКП — производственно–кооперативное предприятие № 1 в Советском Союзе. Менять название мы не стали, хотя зарегистрировать его было тяжело. Все говорили: «Называйте как хотите — «Мария», «Маша», «Надежда» (тогда было модно давать кооперативам женские имена). Только не ЛенСпецСМУ. Тогда я потребовал документ, где написано, что такое название недопустимо. В конце концов его утвердили.

С какими трудностями пришлось столкнуться в начале работы?
— Строить жилые дома без участия государства оказалось возможным лишь в пригородах Ленинграда. Поскольку госзаказа у нас не было, мы решили заняться коттеджами и построили около 60 частных домов. Больше всего трудностей возникало при расчетах с заказчиками: бывало, дом уже наполовину готов, а заказчик вдруг куда–то исчезает, не расплатившись.

Первый в Ленинграде многоквартирный дом мы построили по адресу: Комендантский пр., 39. Дебют не принес нам большой прибыли, зато дал необходимый опыт в жилищном строительстве, позволил сохранить и усилить коллектив. Первый договор долевого участия (ДДУ) в городе на Неве тоже заключили мы. Кстати, уже тогда договоры долевого участия у нас реально работали — не обидели и не обманули ни одного человека.

Что из себя представлял строительный комплекс в то время?
— Строительный комплекс переживал не лучшие времена. Совет­ские крупные компании по привычке ждали сверху заказы, планы, финансирование, а неокрепшие частные кооперативы крутились как могли. Заказов становилось все меньше, госфинансирование практически прекратилось. Тем не менее строили! Многие работали по бартеру, ведь денежной массы в стране не хватало. Цемент за квартиру, квартиру за кирпичи — так и рассчитывались.

В конце 1980–х — начале 1990–х очень быстро все менялось, многие компании создавались и разорялись. Что способствовало развитию компании? Как произошел переход к холдингу и к группе?

— Мы четко осознавали, что нам надо зарабатывать авторитет, идти вперед. Перед нами стояла задача — найти стабильное финансирование, и мы рискнули — сориентировались на частный капитал и не ошиблись. Главными задачами было не подвести наших клиентов, сдавать объекты в срок и строить качественно. А для этого нужно развиваться. Взять монолитное строительство — новую в то время для отрасли технологию — материалов не было, опалубки не было, людей не хватало. Но мы начали ездить в Финляндию, Чехию, Германию, купили 500 м опалубки в рассрочку. Что–то разрабатывали сами, искали материалы, инженерные решения.

Со временем вокруг ЛенСпецСМУ стали образовываться предприятия, каждое из них специализировалось на выполнении отдельных видов работ. Именно тогда был дан старт вертикальной интеграции бизнеса. Возникла необходимость централизовать и функцию управления — и в 2001 году была создана управляющая компания «Эталон».

Как изменился подход к жилищному строительству за 30 лет? Чем жилье начала 1990–х отличается от того, что строится сейчас?
— У нашей компании подход практически не изменился, потому что главное в этом вопросе — качество. Конечно, возводимые сейчас жилые комплексы стали технологичнее, они оборудованы бесшумными лифтами, системами видеонаблюдения. Наши жилые комплексы украшают навесные вентилируемые фасады. На рубеже 1980–х и 1990–х годов не было автоматизированных подземных паркингов, а сейчас есть. Но качество проектов всегда было высоким, именно оно сформировало репутацию, которая есть у компании. Я бы сказал: с течением времени декорации меняются, но принцип работы остается тем же.

В чем вы видите секрет долголетия бизнеса?
— В умении взвешенно оценивать текущую ситуацию и подстраиваться под реалии рынка. Важно не брать на себя непосильную долговую нагрузку, идти в ногу со временем, предлагая качественный продукт, тогда компания будет развиваться, станет финансово устойчивой. И важно вести всегда честный бизнес — только он имеет право на успех.

Каких показателей достигла компания за 30 лет работы?
— Из небольшой петербургской компании мы выросли в группу федерального значения и по праву считаемся одним из крупнейших застройщиков страны. С момента создания группа «Эталон» ввела в эксплуатацию около 6 млн м2. В наших домах проживает более 240 тыс. человек. Коллектив стал намного больше, чем в начале пути, — сейчас у нас трудится более 5 тыс. сотрудников. Мы вышли на IPO в 2011 году, стали публичной компанией, создали общенациональную сеть продаж, охватывающую 49 городов России. Сейчас мы реализуем множество интересных проектов в Петербурге, Москве и Московской области. Объем текущего строительства составляет приблизительно 1,5 млн м2. В 2016 году завершено строительство 420 тыс. м2, примерно такой же объем мы планируем сдать и в этом году.

За прошлый год мы предприняли ряд мероприятий для успешного развития компании. Во–первых, завершили разработку стратегии развития на ближайшие 7 лет, в том числе подробную на 5 лет.

Во–вторых, в разрезе этой стратегии изменили структуру управления ГК «Эталон». Во главе нее генеральный директор компании и три полноправных заместителя, отвечающих за девелопмент в Москве, Петербурге и за развитие производственных и сервисных бизнесов группы для увеличения доли внешнего заказа в общем объеме работ. Мы исключили девелопмент в регионах из планов на ближайшие годы и решили консолидировать и развивать недевелоперские бизнесы Группы под брендом «ЭталонСтрой». Это самостоятельное направление станет еще одним центром прибыли компании.

В–третьих, проведена большая работа по анализу и приобретению новых проектов. В прошлом году было приобретено восемь проектов в Москве и Петербурге — с высокой степенью готовности разрешительной документации и высокой рентабельностью. И самое главное, что сегодня мы имеем профессиональную команду единомышленников, способную реализовать нашу стратегию.
Отдать все в хорошие руки
Для Петербурга 1992 год был непростым: денег в городе не хватало, бюджетники бастовали, в то же время заводы и фабрики переходили в частные руки.
Возвращение городу на Неве исторического названия в 1992 году положительно сказалось на имидже Анатолия Собчака — мэра Северной столицы, однако этого было недостаточно, чтобы решить многочисленные проблемы в экономике города. Налицо был кризис: бюджет города на II квартал, так же как и на I квартал, был внесен финансовым управлением мэрии лишь в июн­е, фактически пост­фактум, да еще и с дефицитом 442 млн рублей. А обсуждение бюджета на III и IV кварталы началось только в сентябре. Газеты писали, что Анатолий Собчак тайно ездит в Москву, чтобы получить помощь центра, но 4,1 млрд рублей, выделенных из федерального бюджета, предназначались в итоге для сохранения исторического центра.

Обстановка накалялась, и об этом говорили рост безработицы и многочисленные забастовки. В апреле бастовали медики, в мае — педагоги, в июне — часть работников ГУВД, а в июне на целый день перестали работать сотрудники городского электротранспорта, чем фактически парализовали жизнь в городе.

Одновременно нарастал и политический кризис в городе, да и в стране. Мэр терял свою популярность — его рейтинг упал до 23 %, в то же время ощущалась сильная напряженность, о чем и заявил Анатолий Собчак, выступая в ноябре на сессии горсовета.

Свободная касса
Между тем на федеральном уровне происходили процессы, имевшие определяющее значение для российской экономики в целом, а значит, и для Петербурга. В январе отпустили цены и объявили свободную торговлю, а к июлю отменили уголовную ответственность за торговлю валютой, и начались настоящие торги на валютной бирже. А с 1 октября 1992 года начали выдавать ваучеры, любой гражданин России мог стать совладельцем какого–нибудь предприятия.

Стартовал процесс массовой приватизации. 25 февраля 1992 года была принята «Программа приватизации государ­ственных и муниципальных предприятий в Петербурге на 1992 год», составленная тогдашним заместителем председателя комитета по управлению имуществом Михаилом Маневичем. Крупные предприятия чаще всего приватизировались трудовым коллективом (в следующие годы пакеты акций, как правило, были консолидированы менеджментом предприятия или вовсе скуплены брокерами), а мелкие выставлялись на коммерче­ские конкурсы.

В числе предприятий, акционированных в 1992 году, были и такие промышленные гиганты, как Кировский и Пролетарский заводы. На основе акционируемых предприятий создавались целые группы компаний.

Например, из 1992 года берут свое начало группа «Илим», кондитерский комбинат «Азарт», Первая мебельная фабрика, пивной завод «Вена», хлебобулочный комбинат «Пекарь», Северная верфь, универмаг «Пассаж».

В 1992 году началась история, например, компании «Адамант» — тогда Игорь Лейтис с партнерами организовали в СКК вещевую ярмарку. Параллельно занимались торговлей — продавали импорт­ную сантехнику, шампуни, финские кухни, дефицитные по тем временам бананы и даже заключили договор на эксклюзивную дистрибуцию водки «Маккормик».

Проекты века
Из 1992 года берут свое начало не только многие современные компании, но и масштабные инфраструктурные проекты. Как воплощенные в жизнь, например порт Усть–Луга, так и оставшиеся только на бумаге, как высокоскоростная железнодорожная магистраль.
Затишье перед бурей кризиса
В 1997 году уже ждали глобального кризиса, но в России он разразился только в следующем, 1998 году. На первое место в новостной повестке вышли биржи, банки и продолжающаяся приватизация компаний. Не обошлось и без громких убийств.
Деловых новостей становилось все больше и больше, поэтому для редакции «Делового Петербурга» 1997 год ознаменовался в первую очередь переходом на трехразовый выпуск. О чем же писала тогда газета?

Банкиры решают все
Очень часто героями первой полосы становились представители банковского сообщества. Предметом борьбы финансистов стали бюджетные деньги — счета и Петербурга, и Ленобласти представляли лакомый кусок в преддверии надвигавшегося кризиса. И банкиры предпринимали действия, которые сегодня показались бы, наверное, парадоксальными и невозможными — например, подавали иски, и счета арестовывались. Особенную активность проявлял БАЛТ­ОНЭКСИМБАНК.

В 1997 году был создан Банкирский дом «Санкт–Петербург» как объединение трех банков: ПСБ, «Санкт–Петербург» и «Петровский». Но в результате все равно все пошли своим путем. А вот фондовой бирже не повезло — она не смогла продлить лицензию ФЦКБ и прекратила торговлю ценными бумагами, но это не стало большим ударом: в Петербурге осталось еще две биржи — валютная и биржа «Санкт–Петербург».

Этот год стал знаковым и для рынка жилья — впервые банк «СБС–Агро» начал выдавать кредиты на покупку недвижимости на 10 лет, а сейчас на долю ипотеки у застройщиков приходится в среднем 40–50 % продаж квартир в новостройках.

Илья Еременко, генеральный директор Setl City, совладелец Setl Group, вспоминает, что в 1997 году в компании открылось новое направление работы: она стала продавать квартиры в строящихся домах сторонних застройщиков. Так возник Центр развития проектов (ЦРП) «Петербургская Недвижимость».

«Для Петербурга это была уникальная услуга, никто так не делал, мы стали первопроходцами. Это было нестандартно и смело. К счастью, этот шаг себя оправ­дал, — говорит Илья Еременко. С тех пор ЦРП вырос в крупнейшего брокера первичного рынка города: сегодня в нашем городе каждую третью сделку по продаже строящегося жилья заключает «Петербургская Недвижимость».

Несмотря на то что вся мировая обстановка не предвещала ничего хорошего, планировались масштабные проекты. Так, именно в 1997 году впервые заговорили о строительстве Балтийской трубопроводной системы, по которой бы нефть шла на экспорт через порт в Приморске.

Вот–вот должна была начаться стройка высоко­скоростной железнодорожной магистрали, а проекты портов на Финском заливе множились как грибы, привлекая внимание в том числе не очень чистых на руку бизнесменов.

Не оставляли вниманием Петербург и иностранные инвесторы. Так, шведский концерн IKEA заручился поддержкой губернатора Владимира Яковлева, Lufthansa собиралась строить грузовой терминал в аэропорту Пулково, а американская корпорация OPIC — бизнес–центр на Невском пр., 23. Это дало повод для обсуждения льгот иностранным инвесторам.

Частная собственность
Продолжался процесс приватизации предприятий — более или менее успешно. Кто–то очень хотел стать частным предприятием — как Обуховский завод, работники которого, несмотря на свой оборонный статус, приняли на собрании решение акционироваться.

Кто–то, наоборот, сопротивлялся — как администрация авиапредприятия Пулково и поддержавший ее КУГИ. Кстати, сопротивление было ­вполне успешным — Пулково стало акционерным обществом только через 10 лет, в 2007 году.

А крупнейшей приватизационной сделкой года стала продажа 15 % акций «Ленэнерго».

Напрямую с городской собственностью был связан и Михаил Маневич, который в 1997 году занимал пост вице–губернатора и председателя комитета по управ­лению госимуществом, а до этого работал с Германом Грефом и Анатолием Чубайсом. В августе 1997 года он был расстрелян на углу Невского пр. и ул. Рубинштейна,

Продолжался передел собственности, скупка предприятий, поиск инвесторов для развития. Предприятия продавали акции, чтобы получить инвестиции для развития. Наиболее успешной стала эмиссия АО «Петмол». Она позволила привлечь более 20 млрд рублей от портфельных инвесторов. Многие же эмиссии были отложены из–за кризиса.

Мы часто говорим, что рынок демонтажа в России начался с нас. И это не пустые слова: 20 лет назад «Ассоциация по сносу зданий» пришла на строительный рынок и наглядно продемонстрировала, что демонтаж — это не побочное направление строительства, а сложная и высокотехнологичная отрасль, которая может и должна являться драйвером экономического роста. Уникальная бизнес-идея была основана на простом постулате, что для получения качественно нового результата работать нужно также по-другому. Но за воплощением любой простой мысли всегда стоит титанический труд и огромные материальные и интеллектуальные ресурсы. Специалисты Ассоциации учились на своем собственном опыте: создавали и внедряли технологии, разрабатывали методики обучения персонала, ошибались и учились на ошибках. Тот опыт, который мы получили за эти годы, лег в основу рынка, превратив идею в мысль, а мысль - в искусство. Бизнес, созданный нами с 1997 года, постоянно усложняется, расширяется, адаптируется под меняющиеся условия. Спустя 20 лет, бренд «Размах стал широко известен: за пределами России, за пределами традиционных представлений о демонтажной отрасли, за пределами классических стандартов качества. Пройдя через все этапы развития отрасли, пропустив через призму своего опыта и накопленных знаний все составляющие проекта развития территорий, вновь и вновь опережая развитие рынка и каждый день создавая что-то новое, мы стремимся к главной цели - опережающему развитию строительства и промышленности
Сергей Ефремов
Управляющий партнер ФГИК Размах»
С 1992 г. до начала 1997 г. бывшее здание лаборатории Комплекса защиты Ленинграда от наводнений арендовала фирма «Союзконтракт», известная продажами окорочков. Здание перестало отвечать их требованиям, и договор расторгли. Это было время стихийных рынков и челноков. От этой судьбы нас уберегло множество ларьков у метро «Площадь Мужества», «Политехническая» и «Академическая» и особенно рынок в спорткомплексе «Зенит» на ул. Бутлерова. Мы стали бы явно лишними. Моя компания «Текком» и фирма «Лаверна» решили рискнуть и адаптировать здание под будущий магазин «Максидом». Предварительно мы посетили крупнейшие DIY–сети Европы и разработали аналог. 2 апреля 1997 г. была зарегистрирована компания «Максидом», и 6 октября 1997 г. открылся первый гипермаркет DIY в России. Это было событие для города, в магазин приходило очень много людей — так много товаров в одном месте, красивое оформление, много света покупатели раньше не видели. Кроме покупок посещение было экскурсией. За первые 10 месяцев работы мы окупили более половины всех затрат!

Александр Евневич,
председатель совета директоров, основной владелец сети «Максидом»
В ожиданиии 300 летия
В 2002 году, когда были основаны компании, отмечающие сегодня 15–летие, все в Петербурге было тоже связано с юбилейной датой, а именно с грядущим в 2003 году празднованием 300–летия со дня основания города. Ремонтировались набережные и мосты, завершались реставрационные работы, длившиеся несколько лет. Все расходы городского бюджета того года (а это 65,6 млрд рублей) направлялись на эти цели.
Бывший в то время губернатором Петербурга Владимир Яковлев, наверное, побил все рекорды своих коллег на этом посту по числу выездных совещаний и выездов на объекты.
Рекорд по реконструкциям
В 2002 году в Петербурге к 300–летию практически ничего не строили нового, но зато очень много объектов реставрировали и ремонтировали. В тот год почти весь Невский проспект и прилегающие к нему улицы были в лесах. Реставрировались Строгановский, Мариинский, Юсуповский дворцы, особняки Румянцева и Волконской, Главное казначейство и т. д. Ремонтировались мосты Александра Невского, Троицкий, Сампсониевский, Аничков, Львиный, завершался ремонт Смольной, Синопской, Аптекарской набережных.

В 2002 году работы завершились на 226 объектах. Было отремонтировано более чем 6 млн м2 площадей проезжей части улиц, проспектов, набережных, что стало рекордом последних десятилетий. Даже в документах Смольного указано, что 2002 год «можно охарактеризовать как год беспрецедентного роста объемов ремонтно–реставрационных работ». Особенно это касается объектов исторического центра города. Финансирование из федерального бюджета только по программе «Сохранение и развитие исторического центра» возросло по сравнению с 2000 годом приблизительно в 17 раз и составило около 0,5 млрд рублей, из городского — приблизительно в 8 раз.

Лидер среди регионов
В 2002 году темпы экономического роста в Петербурге значительно превысили общероссийские и стали одними из самых высоких среди регионов за счет растущего потребительского спроса и активной подготовки к празднованию 300–летия города.

Объем поступивших инвестиций в 2002 году был на 25 % меньше, чем в 2001 году ($ 881 млн). «Основным фактором снижения привлекательности Петербурга для иностранных инвесторов является отсутствие целенаправленной политики городской администрации по развитию конкурентных преимуществ городской экономики», — говорилось в отчете комитета экономического развития Петербурга.

Но, несмотря на снижение объема инвестиций, в тот год в Петербурге открылось несколько крупных производств именно за счет иностранных компаний. Среди них завод по производству стройматериалов финской компании «Раутаруукки», чаеразвесочная фабрика «Юнилевер СНГ», сборочное производство автобусов шведской компании «Скания», новые цеха на Красносельской кондитерской фабрике. Увеличены мощности пивзавода «Вена», расширена сеть автозаправочных станций, и начато строительство офиса финской компании «Несте».

Среди городских инфра­структурных проектов продолжалось строительство грузового терминала Пулково и началось строительство Морского грузового района (пос. Бронка).

Среди всех отраслей промышленности по объемам производства лидировала пищевая, рост производ­ства безалкогольных напитков составил в 2002 году 33 %, рыбной продукции — 31 %, ликеро–водоч­ной — 30 %, винодельческой — 25 %.

Зарождение сетей и ставка на туризм
Оборот розничной торговли в 2002 году демонстрировал стабильный прирост — на 9,2 %, до 3,8 млр­д рублей. К тому периоду в городе уже несколько лет как работали сети–дискаунтеры «Пятерочка» и «Копейка». В течение 2002 года было открыто 24 дискаунтера, и на конец года их было 129, рапортовал тогда комитет экономической политики. Кто бы мог подумать, что спустя 17 лет общее число открываемых дискаунтеров в Петербурге превысит 500 объектов в год. Да и оборот розничной торговли Петербурга вырос с 3,8 млрд до 1,2 т­рлн рублей в 2016 году.

В 2002 году в Петербурге началось строительство первого магазина немецкой сети METRO Cash and Carry, который открылся в апреле 2003 года. На тот момент в городе в таком формате уже работало три объекта сети «Лента» и открылся первый магазин будущей сети «О'Кей».

В 2002 году городские власти решили превратить туризм в одну из высоко­доходных отраслей экономики. Для этого они приняли целевую программу «Развитие туризма в Санкт–Петербурге» на 2002–2005 годы с объемом финансирования 120 млн рублей. В результате ее ре­ализации в 2005 году число иностранных туристов должно было увеличиться до 5 млн человек. Однако такой цифры Петербургу не удалось достичь до сих пор: по данным исследовательского центра «Гортис», в 2016 году город посетило около 7 млн человек, из них иностранцев около 3 млн.
Последний тучный год
Для Петербурга 2007 год был удачным с экономической точки зрения. Накануне мирового кризиса в городе было сдано более 120 производственных проектов. Сейчас то время называют периодом «новой индустриализации».
Десять лет назад Петербург переживал период стремительного роста буквально всего — социально–экономических показателей, реальных доходов населения, выручки компаний, новых проектов и т. д. Руководившая Петербургом в 2003–2011 годах Валентина Матвиенко привлекла в город большое число инвесторов. Объем инвестиций в основной капитал организаций всех отраслей экономики в 2007 году вырос по сравнению с 2006 годом на 38,8 %, до 296,7 млрд рублей.

Авто, кетчупы и холодильники
В 2007 году было сдано в эксплуатацию более 120 производственных мощностей и объектов. Среди них первая очередь завода по производству автомобилей и комплектующих ООО «Тойота Мотор Мануфэкчуринг», первый в России завод по производству холодильников концерна Bosch–Siemens, завод по производству строительных смесей ЗАО «Производственное предприятие «Крепс», производственные комплексы и здания ЗАО «Бритиш Американ Тобакко — СПб», ЗАО «Балтимор–Нева», ЗАО «Первомайская заря», ООО «Кнауф Гипс Колпино», ООО «Аквафор».

В тот год администрация Петербурга подписала соглашение о сотрудничестве с ОАО «Климов» по созданию крупного производ­ства двигателей для всего вертолетного парка России. Тогда же указом президента России было принято важное решение для строительной отрасли — создание в Петербурге Объединенной судостроительной корпорации. На ведущих предприятиях российского судостроения — Адмиралтейских верфях, Балтийском заводе, Северной верфи, Судостроительной фирме «Алмаз» — были выполнены крупные заказы по строительству судов военного и граждан­ского назначения. Нынешняя городская власть признает, что «в 2005–2007 годах в Петербурге начался процесс «новой индустриализации», в рамках которого создан целый ряд новых промышленных производств», написано в «Стратегии экономического и социального развития до 2030 года», которую разработала действующая админиcтрация города.

Борьба с «кукурузиной»
Одновременно с этим 10 лет назад петербургская общественность объединилась для борьбы с проектом 400–метрового офиса «Газпрома» — «Охта–центра», который в народе прозвали «кукурузиной». Ее противники считали, что она нарушает «линию горизонта» исторического центра. Высотное здание не должно возвышаться над такими доминантами, как шпиль Петропавловской крепости или купол Исаакиевского собора, считали противники строительства. Позже они инициировали судебные разбирательства, но «Газпром» все тяжбы выиграл. Спустя несколько лет все же было принято решено построить небоскреб на окраине Петербурга, в Приморском районе. В результате чего «Охта–центр» превратился в «Лахта–центр».

Столичные функции
В 2007 году доходы городского бюджета выросли по сравнению с 2006 годом почти на 30 %, до 278 млрд рублей. В поисках инвесторов Валентина Матвиенко добилась перерегистрации в Петербурге в 2007 году «Газпром нефти» и ВТБ. С того же года Петербургский экономический форум получил статус международного и переименован в ПМЭФ.

В тот же год президент Владимир Путин решил перевести из Москвы в Петербург Верховный, Конституционный и Высший арбитражный суды. Конституционный суд переехал в 2008 году, Высший арбитражный был в 2014 году упразднен и объединен с Верховным судом, переезд которого вновь отложен: на этот раз Управление делами президента, которое выступает заказчиком, сдвинуло сроки завершения строительства на 2021 год.
Тихий год
Год, когда на петербургский рынок активно выходили новые ретейлеры и МФО, запомнился бизнесменам как один из самых спокойных.
Можно сказать, что 2012 год прошел под знаком кадровых перестановок в Смольном. Последний вице–губернатор из команды Валентины Матвиенко, Игорь Метельский, покинул Смольный уже в декабре 2012 года. Ранее, в мае, с поста председателя комитета по инвестициям и стратегическим проектам ушел Алексей Чичканов, занимавший эту должность с 2009 года. Он покинул свой пост ради места исполнительного вице–президента в Газпромбанке. А в октябре 2012 года главой комитета по инвестициям и стратегическим проектам была назначена Ирина Бабюк.

Отсутствие стабильности
В Смольном после прихода Георгия Полтавченко заморозили строительство Орловского тоннеля, линии скоростного трамвая до аэропорта Пулково, Ново–Адмиралтей­ского моста и переправы через остров Серный. Сэкономленные на строитель­стве миллиарды пообещали потратить на социальные нужды. Также, несмотря на наличие инвестора — венгерской TriGranit, был отменен проект создания Дворца искусств на Васильевском острове. Из–за того что был свернут ряд крупных инвестиционно–­строительных проектов, девелоперы и строители чувствовали себя неуверенно и жаловались на отсут­ствие определенности и четких планов у город­ских властей. Кстати, в строительном секторе тоже не обо­шлось без перестановок — на должность председателя комитета по строительству осенью был назначен Андрей Артеев.

«Что 2012–й год, что сейчас ждали стабилизации экономики. Сильно за это время ничего не поменялось, просто все в ожидании, что мы должны пройти дно и начать двигаться дальше, и сейчас ощущение примерно такое же, как и в 2012 году», — рассказывает руководитель «Л1» Павел Андреев.

Управляющий партнер УК «Теорема» Игорь Водопьянов, тем не менее, отмечает, что настроения в бизнес–среде были более оптимистичными, чем сейчас.

В 2012 году на рынке жилой недвижимости конкуренцию традиционным много­этажкам начали составлять малоэтажные дома, например таунхаусы и дуплек­сы. Также вырос интерес покупателей к объектам жилой недвижимости, расположенным на границе Петербурга и области. В этот год наиболее активно застраивались Парнас, Парголово, Кудрово, Колтуши, Мурино и Девяткино.

Микрокредиты и ВПК
2012 год стал настоящим бумом для развития МФО, за год количество таких организаций в России увеличилось в 2,5 раза. В Петербурге их количество выросло с 37 до 113. Такие компании наперегонки открывали офисы неподалеку от станций метро, арендуя помещения площадью 15–20 м2, и даже пытались открывать мобильные офисы в автомобилях. Сумму, выданную петербуржцам такими организациями в 2012 году, оценивали в 5,76 млрд рублей.

Темпы развития городской промышленности в 2012 году снизились до 10,4 % по сравнению с 13,8 % годом ранее. При этом неплохими результатами может по­хвастать петербургское машиностроение в целом и производ­ство компрессорного оборудования, также бизнесмены отмечают развитие ВПК.

Так, за счет гос­оборонзаказа петербургскому заводу им. М. И. Калинина удалось избежать банкротства, на грани которого находилось задолжавшее кредиторам 250 млн рублей предприятие.

«2011–й и 2012–й были годами спокойствия после бурных 2009–го и 2010–го, когда приходилось выживать после того, что случилось в 2008–м. А в 2013 году начались различные действия со стороны ЦБ, потом добавилась Украина, и спокойствие закончилось. Еще 2012 год — это очень бурное развитие оборонной промышленности. ВПК стал очень серьезно подниматься», — говорит председатель совета директоров компании «ЭГО–Холдинг» Александр Кашин.

Петербургский рынок ретейла в 2012 году привлек сразу несколько новых игроков. Так, в Петербурге появились магазины московской сети «Азбука вкуса», а также финский ретейлер Kesko, который вышел на рынок под брендом «К–руок­а». Кроме того, с новым проектом вернулся и основатель «Пятерочки» и «Карусели» Андрей Рогачев. Он начал развивать в городе продуктовую сеть «Верный».
Полный список компаний-юбиляров
Made on
Tilda